среда, 30 декабря 2009 г.

Все наслаждения Тринидада

Лобстеры от Вивьен. Никогда не забуду эти лобстеры. Когда их подали в столовой пристройке, я поняла, что это за ними мы проехали пару сотен километров по пыльной дороге, сквозь радуги и ливень, сквозь провинции и закаты, по запутанным трасам и пустынным перекресткам провинций Сьнфуэгос и Матансас. Мы мчались полсуток, преодалевая путь в 300 километров, к лобстерам сеньориты Вивьен под чесночным соусом.





Вивьен была энергична, хороша собой, очевидно, что ее крепкое тело и грудь, и выразительные синие глаза привлекали не только взгляды лучших мужчин Тринидада. Они увивались вокруг нее 24 часа в сутки - Райс привел нас в ее дом, лобстеры на огромных тарелках ей помогал подносить другой, утром третий объяснил нам, как добраться на авто до местного пляжа Ла-Бока… Вивьен совсем не похожа на революционерку, скорее на плантаторшу, великолепно управляющей своим небольшим хозяйством, включающим несколько комнат, которые она сдавала внаем, готовку еды.


 Комнаты заслуживают отдельного описания - они являются частью реального колониального дома на вершине Тринидада. Прохладные стильные колодцы, с анфиладами комнат, на стенах которых фотографии членов семьи в богатых рамах, сдержанная деревянная мебель внутри, высокие решетки на окна с вечно закрытыми разноцветными ставнями снаружи.




Только «наша территория» включала открытую прихожую - в глубине фонтанчик с белыми амурами, чуть повыше витиеватая лестница на смотровую площадку, предназначающуюся для сушки белья и принятия солнечных ванн, современная туалетная комната и спаленка на 2 персоны. (Все это стоило значительно дешевле, чем в гостинице на курорте). Конечно, оставался открытым вопрос лицензии хозяев дома /гостиницы на подобного рода деятельность, но, думаю, и этот вопрос у Вивьен был решен также великолепно, как и все другие вопросы ведения хозяйства.




В прошлом Тринидад был городом богатых землевладельцев, которые изрядно разорились, когда место сахарного тростника на острове появилась сахарная свекла. И до, и после революции тринидадовцы держались изолировано от всей остальной части населения острова что, по сведениям всех туристических справочников, и помогло сохранить очарование данной местности, окруженной нынче прекрасными национальными парками.


Да, в очаровании Тринидаду не откажешь, хотя интересный факт - именно здесь кубинской революции было оказано серьезное сопротивление местными жителями.





Сидя в кафе Чанчара вблизи главной городской площади и распивая соответствующий напиток (чанчара - коктейль из меда, лимона и рома был весьма популярен во времена борьбы с колониалистами в начале прошлого века), мы немало узнали про командармов кубинской революцию. Например, тот факт, что из трех знаменитых комисаров – Фиделя, Чегевары и Сьенфуэгоса народным любимцем был … Камилло.



- Мы о не совсем мало знаем… Фидель правит и по сей день, миф о Чегеваре жив и по сей день, а вот про Камилло…

-O! Он исчез, в воздухе, так и не дождался победы революции. – Грустно вздыхает пожилой кубинец, торгующий сигарами, он пробует иллюстрировать историю кубинской революции сувенирными фотографиями, а после третьей чанчары он угощает нас сигарой бесплатно.

Мы без раздумий приобретаем у него целую пачку после знакомства с историей и распития четвертой чашки чанчары, плавно двигаемся домой, раздавая по ходу движения сувениры беременным и пожилым кубинкам (в расход идет все – от мыла до пляжных подстилок, гребешков и конфет). На ужин – великолепная рыба и десерты на французский манер о Вивьен. Когда она только готовит? Не знаю.




Слышу только непрекращающуюся болтовню по телефону, крики попугая в клетке.

Дорожный штурм (траса Варадеро-Тринидад)

На следующее утро варанчики с купированными хвостами разбегаются из-под моих ног со скоростью движения автомобиля по главной кубинской трассе Гавана - Сантьяго-де-Куба. Я была в ярости. Машину, которую мы договорились взять в аренду 3 дня назад, чтобы пересечь остров с севера на юг, в наличии у арендодателя не оказалось.


– Ай-я-йай, забыл, - ласково ударяет себя по голове пожилой кубинец, не выпускающий изо рта сигарету. – Завтра придет ваша машина и поедет. Остался только джип, но он стоит…- Листает бумаги, стучит на калькуляторе, называет цифру. Разумеется, цифра - в два раза выше оговоренной стоимости машины.

Ясно, что нашему арендодателю попросту подвернулись более проворные туристы, и он смог пораньше получить Куки (местная валюта) с аренды машины, судьбу которой он по нелепой случайности «упустил из виду». Все, как в Одессе.

Беру велосипед (благо 2 свободных часа ежедневно включены в проживание в отеле) и еду на поиски машины. Трудность состоит в том, что сдать машину мы хотим в Гаване, а не в Варадеро, и это существенно сужает круг поиска. Выясняется, что найденные малолитражные авто по стоимости не уступают джипу, который остался у нашего арендодателя. Возвращаюсь в отель, чтобы арендовать джип…

- А-а-а-, снова ласково ударяет себя по макушке кубинец. – Уехал ваш джип, машин вообще нет. С этого момента варанчики начали разлетаться из-под моих ног. Снова беру велосипед, кручу педали, жара. Заскакиваем (в последний раз!) в отель забрать вещи и выпить по чашке прощального безалкогольного коктейля. По ходу выясняется, что низкая цена на авто в отеле не включала оплату бензина, который на Кубе стоит больше, чем в Киев – эмбарго! А машина, которая арендована нами в соседнем, включает.

Таким образом, разница в стоимости аренды автомобиля – везде приблизительно одинакова, поскольку все отели, аренды и туристические компании – давно монополизированы государством. Есть же на Кубе справедливость!



Варадеро разражается ливнем. Варанчики спрятались в траве и в многочисленных трещинах фундамента и лестничек гостиницы. Мы наконец-то трогаемся в путь. Но здесь начинается новая история.

Не знаю, кто уполномочил господина Томаса Кука изобиловать в своих туристических справочниках про Кубу прилагательными «привлекательные, очаровательные путешествия». Дороги на Кубе отвратительные, в ямах можно легко потерять колесо или бампер, количество указателей весьма скромное. На заборах, стенах и промышленных объектах повсеместно превалируют лозунги на испанском языке, в которых периодически теряются трудноразличимые названия городков и провинций. Люди отзывчивые, но рассчитывать можно только на эмоциональное восприятие и обильную жестикуляцию, да и встретить их можно только в деревнях, стоящих друг от друга в десятках километров.

На одном из перекрестков нам повезло с крестьянскими потомками барбадосов, которые чистили апельсины огромным ножом, выглядели грязными, изможденными и равнодушными, но показали нам верное направление, когда мы заплутались в узле проселочных дорог провинции Матансас.

После пересечения главной транспортной жилы острова и въезда в провинцию Сьенфуэгос окружающая обстановка поменялась в сторону большего разнообразия – опрятные домики, перед некоторыми на пустынных клочках земли были даже высажены розы, чистые дорогие, много зеленых деревьев, внятные указатели, великолепные горные пейзажи.



Попеременно жара сменялась ливнем, и в нескольких местах нам даже посчастливилось наблюдать несколько радуг одновременно.


Последние лучи заходящего солнца над южным берегом острова открыли, наверное, самые красивые природные ландшафты, которые удалось наблюдать на Кубе - справа - бухты с богатыми виллами, слева - горы, утыканные бедными крестьянскими домиками.

В Тринидад мы въехали в сумерках, грохоча колесами по булыжной мостовой, и мы были практически сразу взяты в оборот голубоглазым смуглым кубинцем Райсом. Он предупредил нас, что въезд в центра города на автомобиле закрыт. За полсекунды мы договорились с ним про апартаменты, которые он нам покажет в центре. Все заграждения пали. Мы въезжали в Тринидад, как короли. Решетки, преграждающие путь, были открыты. Райс привел нас к дому, который был до неприличия хорош внутри и прекрасно подходил для постоя двух усталых тел. Но это был не финал. Вошла хозяйка.


Первое касание. Варадеро

Курорт Варадеро – кубинская матрица. Песчаная кишка полуострова Икакос специально отдана государством иностранным отдыхающим. Сюда приезжают в основном, чтобы попить ром, покурить сигары, вкусно поесть (all inclusive и отлчиная кухня), посмотреть на аматорские кабаре, подвигать бедрами на пляже под звуки латинских мелодий и ополоснуться в бирюзовых безвизовых водах Карибского залива. (Еще говорят, на Кубе есть и другие дешевые наслаждения, однако место, где мы остановились, оные не наблюдались). На территории гостиницы можно также наблюдать бесплатный цирк в исполнении бесстрашного пальмолаза, демонстрирующего нам чудеса передвижения по голым стволам пальм с заткнутой за пояс веревкой (веревка предназначается не для страховки, а для бесперебойной доставки кокосов). За пределами – приятно радуют другие ностальгические раритеты, знакомые со времен Советского Союза  - как то выжигание на дощечках, пионерские галстуки, мороженое. Вот чего на Кубе нет, так это носильщиков.

Остров Свободы жестко разделен на две половины – тех, кто приехал и развлекается и тех, кто здесь живет, работает за 30 долларов в месяц, влюблен в Кубу и счастлив (счастье – категория социальная, и на Кубе по определению счастливы абсолютно все).


Вообщем, после 2-х суток безбедного сытого пребывания Варадеро мы решились на подвиг - опробовать мопеды, выбрав для этой цели Карденас или Город Флаг (именно здесь в 1850-м году впервые взвился в небо национальный флаг).



 Карденас, находящийся на расстоянии 16-ти километров от курорта, мы беспрепятственно достигли в образе юного Чегевары из фильма «Дневники мотоциклиста».

Раздолбанные мопеды требовали неимоверных физических усилий, чтобы их завезти. Поэтому я поклялась не глушить «пластмассового коня», фото-снимки и обзорную экскурсию пришлось делать на ходу, стоя в странной позе, при этом удерживая худыми ляжками ревущий мопед. Передвигаясь по кубинской деревушке в таком темпо-ритме мне было трудно разобрать, что из себя представляет замечательное здание голубого цвета – современным городским вокзалом или бывшим знаменитым заводом Арречабала.

Строение выглядело мистически, а пространство, открывающееся за ним, открывало символ утраченного времени - сквозь огромную арку фасада просматривался, стоящий на единственной колее, товарный состав (в то же время поезд мог оказаться и перевозной вагонеткой). Помимо мистического вокзала-фабрики удалось также рассмотреть ряд знаковых мест - порт, завод, и кладбище, и при этом огромное число разрушенных построек.



Город создавал впечатления декораций киносъемочной площадки, которые временно заселили кубинцами. Пока не наступил момент истины - падения Саши с мопеда. Думаю, глядя на хлюпнувшихся в лужу на ревущем мопеде в центре Города-Флага богатого буржуа с Варадеро, где за номер платится примерно 100 евро за ночь, у жителей Карденаса наступил быстрый рефрейминг, а у нас - воссоединения с реальностью и кубинским народом.

Нужно понимать, что в сознании местных кубинцев курорт Варадеро – совсем не Куба, а место дислокации иностранных богатых туристов, которое является декорацией из другого фильма, и прекрасным место демонстрации «их нравов».


После этого момента время нашего пребывания в кубинской матрице лично для меня вышло. Было решено незамедлительно возвращаться в объятья туристического Варадеро, чтобы уже на следующий день положить конец нашему буржуазному образу жизни на острове и отдаться Кубу такой, какая она есть.

пятница, 25 декабря 2009 г.