воскресенье, 31 июля 2011 г.

Непальское счастье

Те, кто хотя бы раз вкусил горный трек в Непале, сюда возвращаются. Спросите своих друзей – убедитесь. Большинство из них возвращается за формулой ускользающего непальского счастья, которую невозможно прочесть. Я попробовала это сделать  во-второй раз в  нынешнем летнем сезоне. Тщетно:-)


Нынешним летом  непальцам повезло. Из-за закрытия тибетской границы  гималайские тропы со стороны бывшего Королевства Непал  увеличили свою нагрузку. Даже в дождливый несезон иностранных туристов по ним ходило больше обычного.  Туристические потоки из Европы, России и Китая потекли в Покхару, а  оттуда в Gohrepany, где при хорошей погоде видны вершины восьмитысячников горной гряды  Аннапурна. Это при том, что дождевые  тучи, работают,  словно по часам, и Аннапурна не балует путешественников своими величественными  видами.  пару часов хорошей погоды можно застать только ранним утром. Тишину гор прерывает шум маленьких кукурузников, летящих из Джомсона.  (Пару лет назад мне довелось ходить в трекк в долине Джомсона, после чего пришлось признаться себе в том, что  непальские летчики, осуществляющие посадки  самолетов  на мизерных ровных участках гор  - лучшие в мире). Но уже после ланча – начинается  затяжной субтропический дождь.
Непальские крестьяне радуются, дождь – к хорошему рисовому урожаю. В редкие моменты, когда выглядывает солнце, они сушат и молотят кукурузу, сидя на каменном фундаменте гест-хаусов, здесь же принимают на постой и обед туристов-гостей. 
  
Они искренне открыты и приветливы своим гостям.
И  рады туристам не меньше, чем дождю. Живое соприкосновение с туристами помогает непальцам заработать лишнюю копеечку.     Многие из тех, кто встретился нам на пути, мечтают покинуть это место – место  великой легенд и  великих гор, и  родины Будды Шакьмунти. 
Непальская экономика – одна из самых бедных в мире, недавний политических переворот и  переход от политического режима монархии к  режиму демократии не улучшил  жизни непальцев. Не удивительно, что мир комфорта и благополучия, который   воплощают  в себе проходящие горными тропами  туристы, вызывает их притяжение...
   
Мокнущие под дождем вывески  на гималайском треке  Hilly- Ghorepany- Tadapany- GhrandukPothana  с одной стороны предлагают  – пони, с другой – пиво  торговой маркой Эверест.  Но мы предпочитаем просто идти. Под дождем.  Я размышляю над тем, способны ли люди  быть по-настощему счастливым при таком раскладе?

В горном треке  нас  сопровождаем замечательная парочка -  гид Кумар и портер Джексон. Последний   -  умнейший паренек  двадцати лет отроду, ходит  в футболке с вождем Че-Геварой. По обратному возвращению  из Австралии, где он наглотался каких-то наркотиков,  в Непал, он устроился потртером в турагентсве своего дяди и  теперь проходит вместе с нами  в горах  курс реабилитации. Джексон  взял в трек две книги  – "Историю Китая" и "Библия", и поскольку «История Китая» на английском взята в оборот для прочтения Сашей, то мне достаются многочисленные вопросы Джексона относительно христианства.
- Является ли спасение души – основным вопросом христианской религии, и, если это так, то каким образом, по  моему мнению, можно спасти свою душу.
- Найти спасителя. – Отвечаю я Джексону. Этот паренек   наталкивает меня на мысль о том, что ключ к формуле житейского непальского счастья можно поискать  в буддизме. Квинтэссенцией буддизма  является – достижение Нирваны.
Быть в Нирване,  значит избегнуть страданий, на которые полна человеческая жизнь в нищей стране, пройти по ней с улыбкой Шакьямунти и с благодарностью к каждому, кто встретился тебе на пути.

 Раньше я полагала, что нам,  европейцам,  мучительно не хватает проживания этой формулы счастья и  что  знаком отличия этих мест является то, что   эта  земля рождает так много Будд. Но при этом, проеха вдважды маленький Непал,  так и не ответила на вопрос, существует ли непальское счастья, не увидела воочию. А может это из-за того, что все пути размыл дождь…
 
За гималайскими горами лежит маленькое неприметное местечко Люмбини, известное тем, что здесь был обнаружен камень, на котором был произведен на свет матерью Будда Шакбьямунти. Камень удалось увидеть в большим трудом - проход к нему перекрыл медитирующий монах, зато была хорошо видна стелла, подтверждающая, что за право называться местом рождения Шакьямунти, местная деревня была освобождена королевским указом от налогов, в восемь раз и лишний раз свидетельствующая про том, что в человеческом мире святость сокращает издержки.
В это пору года время в Любмини не просто жарко, а очень жарко. Температура достигает 45 градусов, без кондиционеров тело нагревается в считанные минуты и начинает выделять такое количество воды, что одежду можно стирать, не снимая. Непальские крестьяне в этих условиях продолжают собирать и вновь высаживать рис. Только жаркая погода не дает ему прорасти, и они по вечерам поют от усталости, подзадоривая себя песнями, чтобы завтра хватило на кусок хлеба. Рядом с полями – огромный парк 19 га, где правительство Непала выделило всем буддистским странам возможность использовать священную землю под строительства монастырей – в новом сезоне Люмбине готовится быть туристической меккой. 

Забавно, что наибольшую степень готовности на текущий момент проявила… Германия - она первой выстроила на родине Будды великолепные храмы в честь Шакьмунти и его мамы, обогнав Китай, Камбоджу, Вьетнам и Мьянму. 
И здесь я не нахожу ответа на вопрос, можно ли быть счастливым, живя в нечеловеческой жаре, на родине святого.


Заканчиваем путешествие по Непалу в Манахамана, священном месте на вершине горы у стен древнейшего индийского храма.  Чтобы сделать священный храм доступным, до Манахамана сейчас проведена подвесная дорога, на кабинках стоит швейцарское клеймо качества. Нужно ли говорить, что  подвесная дорога до Манахамана, также как и пространство перед храмом  переполнены людьми,  ожидающими прихода счастья.  счастья. Они несут  индийской богине жертвенных  голубей и просят исполнения заветных желаний -  рождения ребенка или встречу с близким человеком.
- Что ты хочешь, мальчика, девочку? Бой-френда? - Спрашивает меня наш гид Кумар по дороге на вершину.
-У меня есть все, что хочу...  Даже не знаю, что просить.
-Не знаешь?- Удивляется он.
- А ты? - Это вопрос  к Саше. - Мальчика, девочку, жену получше...? 
Мне остается дипломатически отвернуться в сторону гималайских видов.
По дороге с вершины задаю вопрос Кумару, который мечтает со временем приобрести свое туристическое агентство в Непале. - Ты хорошо забираешься в политике, - делаю я комплимент Кумару. - Почему не хочешь туда пойти?
- О, нет. Лучше  пойду с вами в новый трек. Когда вы вернетесь в Непал?  Осенью? Можем отправиться к Эвересту, можем совершить кору  вокруг гряды Аннапурны, а можем через долину Джомсон в закрытое королевство Мустанг.
-Нужно подумать..
-Алекс сказал, что вернется....
-Значит, вернуть и я... У нас есть дети, которым тоже хочется показать Гималаи...

И мне совсем не стыдно признаться в том, что,  побывав в Непале дважды,  я так и не разгадала формулу непальского счастья. Она ускользала  от меня всякий раз, как только я к ней приближалась.  Наверное, таким образом непальское счастье  сохраняет себя чистым от западных категорий поиска свободы и рекламных призывов  приехать и соприкоснуться с экзотикой в блогах...